КРАСОТА ПО-ИТАЛЬЯНСКИ

    О настроении потребителей и ритейлеров обуви в luxury-сегменте Санкт-Петербурга рассказывает Татьяна Брава, основатель и генеральный директор Tatiana Brava Fashion Group.



    Импорт обуви в Россию стабильно растет почти на 30% в год, усиливается и его центробежное движение. Неудивительно, что рынок живо интересуется ситуацией в регионах.

    Конечно, аристократический и богемный Санкт-Петербург, на который приходится почти четверть объема продаж fashion-товаров в стране, вряд ли можно считать показателем спроса в провинции, но для Северо-Западного региона России он является собственной эталонной столицей.




    Расскажите, пожалуйста, какие новшества произошли в вашей компании за последний год. Вы запустили свой собственный бренд?

    Мы почти 30 лет работали с известными итальянскими брендами, представляя их на рынке Санкт-Петербурга, но в последнее время решили сориентироваться на собственное видение моды, понимание качества, удобства обуви и вышли на рынок со своим брендом. Торговая марка JohnGoltуже зарегистрирована в России и других станах. Прочитавроман «Атлант расправил плечи», я обнаружила, что мое мировоззрение практически совпадает с мировоззрением главного героя, – так и родилось название.

    На что мы делаем ставку? На интересную обувь, узнаваемый стиль и высочайшее качество: используем только самые лучшие и новейшие материалы, в том числе нанотехнологии, новые кожи, новые формы, новые красители, цвета. Создаем эксклюзивные изделия: фактически у нас самое большое производство одного артикула – 8 пар, максимум 14. С учетом того, что Санкт-Петербург достаточно большой город, это очень лимитированная коллекция. Мы выбираем лаконичные, можно сказать, даже простые по дизайну модели, но при этом «совершенство – в простоте»: мы тщательно отрабатываем линии, всем известно, что у нас очень удобные колодки, собственная разработка, итог многолетней работы, поэтому покупатели нас любят. Стараемся представлятьtotallook– если мы работаем с цветом, то подбираем в той же гамме сумки и аксессуары, планируем запустить линию одежды. В мужской коллекции мы делаем очень красивые деловые сумки собственного бренда, о которых рассказывали в прошлом номере журнала, по производству женских сумок мы ведем переговоры с несколькими фабриками. Но у нас уже сейчас представлены красивые коллекции кожгалантереи, в том числе совсем лимитированных серий. Есть совсем редкие экземпляры (по три единицы на весь Санкт-Петербург) – полностью ручная работа, старинные флорентийские техники тиснения. Фантастически интересные изделия. И у нас подбираются покупатели, которые это ценят.


    Вы уже стартовали с этой коллекцией или собираетесь делать это в следующем сезоне?

    Мы набираем обороты потихоньку – сначала попробуем наши силы в Санкт-Петербурге, а потом… у нас далеко идущие планы. Фактически мы начали с сезона осень-зима 2018/19: делаем мужскую и женскую обувь – качество превосходное, очень интересные по дизайну модели. Сейчас в коллекции около 50 артикулов (учитывая цвет). И, надо сказать, клиентам бренд уже полюбился – люди, которые обычно покупают другиевысокие марки, теперь отдают предпочтение нашим изделиям, потому что видят в них лучшее качество. Как и прежде, мы выбираем обувь Made in Italy, причем не массовое производство, а артизанальные мастерские, которые хранят еще старые ремесленные методы и традиции. Часто это фабрики, принадлежащие одной семье во втором и третьем поколении, и это очень дружественные к нам компании – в этой области многое держится на хороших отношениях между людьми и общем понимании отношения к делу.

    Помимо запуска собственного бренда, прошлой осенью вы также открыли магазин в новой концепции?

    Да, с новым брендом мы стартовали в одном из самых знаменательных мест Санкт-Петербурга, откуда начинают свой путь многие марки, которые заходят в город. Мы открыли новый, очень красивый и креативный бутик на Петроградской стороне, в историческом центре города – лучший в нашей сети. Это пока не монобренд John Gоlt, но то место, где преимущественно будет продаваться эта марка. У нас планы расширить присутствие в Санкт-Петербурге и впоследствии по России. С брендом такого качества, такого видения моды и стиля нам нужно идти и в большие мировые города.

    Сейчас, кстати, мы заключаем новые контракты, и итальянцам это очень интересно, потому что мы уже известны в их среде. К нам стремятся партнеры, которые хотят быть представлены в том числе и этим брендом на рынке. Теперь они уже сами нас ищут, потому что мы зарекомендовали себя как очень порядочные и стабильные контрагенты – все-таки 30 лет и три кризиса немалого стоят.

    По поводу кризиса: почувствовали ли вы изменения в потребительском поведении? Как Петербург реагирует на текущую экономическую ситуацию в вашем ценовом сегменте?

    Поскольку мы работаем в люксе, а сейчас уходим в еще более высокий ценовой сегмент, поскольку представляем достойный ассортимент, наши клиенты – это люди, имеющие свой бизнес и стабильно зарабатывающие. Не могу сказать, что кризис нас коснулся сильно, – или мы работаем столь интересно, что он нас обходит стороной? Мы все время ищем какие-то новые решения, добиваясь оптимального сочетания эксклюзивности, цены и качества, – сейчас туфли у нас стоят около 30-40 тыс. рублей, сапоги – около 50–60. Это недорого для такого уровня исполнения и той степени лимитированности, которую мы представляем.

    Почувствовали ли вы смену поколений в своей адресной аудитории? Приходят ли к вам новые клиенты?

    Приходят. Мне кажется, сейчас в России подрастает очень классное молодое поколение – они готовы быть красивыми, даже роскошными, и носить не только кроссовки. Кстати, это важно, поскольку обувь, сумка, аксессуары – это то, что презентует нас в обществе. А в наших аксессуарах не стыдно показаться в любой обстановке: коллекция у нас обширная, мы представляем вещи разных направлений и стилей, в деловом и классическом стиле, весьма респектабельные, остромодные коллекции, стильные направления на каждый день, интересные цветовые решения.

    Все ритейлеры сейчас жалуются на это новое поколение Z: оно реагирует на совершенно другие стимулы, покупает только онлайн, рекламу видит только в соцсетях и т. д. До какой степени на вас это влияет?

    Мы думаем о том, чтобы выйти в онлайн-пространство, но дело в том, что та команда, которую мы сейчас собираем, – продавцы в бутиках, стилисты –работают так, как в e-commerceработать невозможно. Наверное, мы продаем нечто большее, чем просто пару обуви или сумку: мы очень красиво общаемся с клиентами – у нас в бутиках весело, к нам иногда заходят просто поговорить, там есть та особая атмосфера, которую невозможно купить онлайн.

    Но вы думаете о какой-то форме промоушена в интернете?

    Конечно. Instagramв люксе работает хорошо, Facebook– несколько хуже. Мы, конечно, планируем еще больше продвигаться через интернет-ресурсы.

    А эвенты какие-то, продвижение через микроинфлюенсеров? Сейчас многие бренды сами превращают своих преданных клиентов в таких агентов влияния.

    Я думаю, это, безусловно, перспективно. В нашем сегменте по-прежнему хорошо работает «сарафанное радио», когда довольный клиент рекомендует нас другим покупателям, а за 30 лет многие из них подрастили уже следующие поколения. Поэтому аудитория понемногу расширяется за счет детей, внуков, их знакомых и друзей.

    В связи с этим вы не собираетесь детскую тему поднять? Судя по всем исследованиям, это достаточно стабильный сегмент рынка.

    Как раз думала об этом, проходя мимо детского павильона на февральской выставке MICAM. Это очень симпатичная, но совершенно особая тема, возможно, в будущем мы решимся на расширение в эту сторону, но пока нет. Пока есть более интересное направление, которое мы собираемся развивать: производство единичных экземпляров по заказам клиентов из особых видов кож – например, крокодила в каких-то редких цветах или других экзотов, может быть, даже с отделкой драгоценными камнями. Вот такой эксклюзив-эксклюзив в планах есть: когда вещь будет создана одна на весь мир. Вообще, марка JohnGolt– это некий творческий порыв, желание показать нашим любимым клиентам все самое лучшее, на что способны итальянские предприятия национального наследия, и что мы в талантливой коллаборации с ними в принципе можем сделать.

    DYAN