ГОЛОД В ОТРАСЛИ

    Текст: ЮНА ЗАВЕЛЬСКАЯ

    Демонстрационный макет, профессор Бастов Г.А.


    Весь последний год европейские страны бурлят образовательными проектами в сфере индустрии моды, но особенно в области проектирования обуви и товаров из кожи – это одна из немногих отраслей, которая сравнительно легко поддается процессу обратной локализации из Юго-Восточной Азии в силу высоких требований к квалификации кадров и наличия собственного сырья. Однако в России, объявившей процесс импортозамещения своей стратегической задачей, к вопросу подготовки специалистов для отрасли относятся удивительно спокойно – за последнее время здесь ликвидировано несколько базовых кафедр, а вместе с ними и огромный опыт, накопленный системой советского образования за десятилетия работы. И в общем, не очень-то легко ответить сегодня на вопрос, куда податься бедному студенту, желающему, например, создать собственный обувной или аксессуарный бренд. Но мы попытались это выяснить.

    Для начала мы решили узнать, где на пространстве огромной страны сегодня есть кафедры проектирования изделий из кожи. Процесс слияния и поглощения вузов превратил это занятие в занимательный квест – институты от Бреста до Находки объединяются под одним названием, а чем они были раньше и кого там готовили – бог весть. Нашли номинально два, а по факту – все пять. Под маркой Российского государственного университета им. А.Н. Косыгина сегодня скрывается: собственно бывший Текстильный институт, носивший это имя, бывший Московский государственный университет дизайна и технологий (МГУДТ), Институт дополнительного образования, роль которого раньше выполнял РОЗТИЛП, и даже Новосибирский технологический институт, который тоже сегодня является филиалом столичного, хотя по некоторым вопросам его опережает. Не вошел в опрос из известных вузов, имеющих профильные специальности, разве что Санкт-Петербургский государственный университет промышленных технологий и дизайна (Институт текстиля и моды, кафедра конструирования и технологий изделий из кожи), да еще мифический ставропольский вуз, проходящий, видимо, по казачьему ведомству (во всяком случае одна из самых интересных диссертаций по проектированию 3D-обуви прошла защиту как раз в этом месте – это, кстати, к вопросу о международном признании наших дипломов, ведь вряд ли кому придет в голову серьезно обсуждать академическую Сечь). Зато к разговору активно присоединилась московская бизнес-школа Fashion Factory School, недавно запустившая курс по созданию бренда обуви. Всем опрашиваемым мы задали вопрос: каких специалистов, по их мнению, не хватает в отрасли? Сразу оговоримся, что насущный вопрос рабочих специальностей в этом обзоре мы поднимать не стали – тема образования настолько обширна, что мы решили разделить ее на несколько материалов. Здесь речь пойдет о подготовке специалистов высшего звена.


    Итак, где готовили специалистов этих профилей раньше (или не готовили совсем, если это новые специальности для рынка) и где готовят сейчас, на каких условиях и чему их учат, какие уникальные компетенции дают разные учебные заведения, какими методиками гордятся, какими знаменитыми преподавателями – мы решили выяснить у самих вузов.


    РГУ им. А.Н. Косыгина


    Институт искусств (Технологии. Дизайн. Искусство), отдел магистратуры


    Кафедра “Искусство костюма и моды”


    Профессор, доктор технических наук Геннадий Александрович Бастов


    Из рук этого легендарного преподавателя вышли самые знаменитые обувные дизайнеры страны: Даша Кравцова, ведущий дизайнер компании Pazolini, Денис Симачев, которого представлять уже не нужно. По учебникам Геннадия Александровича учится уже несколько поколений студентов – последний, "Прототипирование обуви и аксессуаров костюма в 3D", вышел в 2018 году.


    Геннадий Александрович, что происходит сегодня в российском образовании дизайнеров обуви?

    Принципиально изменилась форма образования. Мы перешли на подготовку специалистов в три уровня: бакалавриат, магистратура, аспирантура. 4 года они учатся в бакалавриате, кто-то этим образованием доволен – уходит, кто-то остается и продолжает свое образование в магистратуре еще 2 года. В сумме шесть лет. Это приравнивается к специалитету. После этого идет аспирантура.




    Подготовка, тем не менее, по обуви и кожгалантерее остается в бакалавриате?

    Нет, мы переработали все свои рабочие программы с учетом мировых тенденций в системе проектирования современного дизайна. Сейчас мы учим больше системе модулирования, то есть проектированию из унифицированных конструктивных элементов. И ориентируем будущих специалистов на использование и применение малоемких технологий, активное использование компьютерного проектирования. Эта дисциплина идет обязательным этапом, мало того, я настоял на том, чтобы 50% графических работ показывали на компьютере. Потому что работодатель хочет, чтобы сотрудники работали эффективно, результативно и с последней техникой.


    А система проектирования по итальянской методике Ars Sutoria, которую некогда внедряли в Текстильном институте?

    Это не проектирование, а система конструирования - кустарно-ремесленный способ макетирования, подгонки моделей. Я же учился в Голландии, в Венгрии, все это там увидел и никак не мог понять, зачем у нас какие-то расчеты математические, когда все равно каждый материал обладает определенными свойствами и его все равно руками надо почувствовать, в работе надо осознать это. Все это мы делаем в лаборатории. Все коллекции, которые мы выставляли на конкурсе ShoesStyle, отшивались здесь, в институте. Но массовое производство – это совсем другой момент.


    Но студенты же выходят в массовое производство?

    Да. Но они могут сами сделать то, что хотят увидеть в массовом производстве.

    Очень интересно поставлена и разработана программа в магистратуре. Потому что в магистратуре есть, как раньше, класс, и есть профессор, который ведет этот класс. Это отличная форма обучения. Общие дисциплины делают поточные, а конкретно по специализации часы отдают профессору, и он делает с ними то, что считает нужным.


    А откуда приходят абитуриенты?

    Я их собираю со всей страны. Пусть придет хоть кочегар.


    Но вы должны, наверное, брать в магистратуру людей, которые уже получили какое-то начальное знание?

    А это я уже сам выбираю. Я сижу в приемной комиссии, смотрю портфолио. Это мое право, брать его или не брать.


    То есть абитуриент должен учиться по обувной специальности в бакалавриате или он может просто иметь степень BA по любой специальности?

    Главное, чтобы желание было, опыт был и любовь к проектированию. Понятие проектирования в университете есть. А то, что он из другой школы, не знает, что такое модуль, конструктивный элемент, кинетическое проектирование, объемно-пространственная форма и как ее понимать – он этого не знает, но я его научу.


    Но абитуриент, тем не менее, навыки проектирования должен иметь?

    Элементарные вещи конечно. Сейчас у меня порядка 8-9 человек в магистратуре. Говорят, что на одного профессора должно быть не более трех. У меня идет перевыполнение. И я выпускаю художников, которые в состоянии сделать бренд. В процессе своего двухгодичного обучения у меня они строят алгоритмы своих проектов. За последние годы я получил шесть патентов со студентами.



    Где сейчас студенты проходят практику?

    В ортопедии и в Санкт-Петербурге. Большие производства не хотят брать студентов на практику, говорят, что они отвлекают от работы (раньше платили за работу мастером). Направленных студентов сегодня практически нет. Трудоустраиваются студенты в основном благодаря конкурсу ShoesStyle, где на подиумах показывают свои коллекции и потом им делаются предложения – компании подхватывают их уже в период обучения. Есть выпускники – Варвара Лебедева, Нина Поташова, Никита Немков, Оля Кондрашова – которые имеют свой сайт: они делают сумки, обувь, продают. Малый бизнес.


    Вам под конкурс, под изготовление работ, дают материалы?

    Лауреат-победитель получает бонус – премию от ректора. Кожзаводы бесплатно практически ничего не дают. Институт может оплатить участникам материалы после конкурса. Поразительно, что работы победителей никуда не идут, кроме выпускаемого кафедрой журнала-календаря. Я сейчас начал публиковать работы в США. Мы начинаем показывать, что мы есть. Это для иностранных компаний, конечно, тоже находка.


    DYAN